Мысли святых отцов о Крестной жертве Христа Спасителя

«Распятие»  Виктор Михайлович Васнецов 1899
«Распятие» Виктор Михайлович Васнецов 1899
Мы говорим: Христос спас нас от греха, проклятия и смерти. А что значит – спас, если мы умираем так же, грешим так же и мир идет к концу так же?

Предварительно важно рассмотреть вопрос о человеческой природе Иисуса Христа. Псалмопевец Давид с горечью восклицает:

«…во гресех роди мя мати моя!» (Пс. 50).

Грех, с которым рождается человек, как потомок согрешившего Адама, принято называть «первородным грехом» (в отличие от грехов личных, которые мы совершаем в течение жизни). Печатью «первородного греха» в нас является поврежденность, рассеченность и взаимное противление ума, сердца и воли человека, т.е. вся немощность теперешнего человеческого естества.

Это очевидно: ведь до грехопадения Адам не знал не только стыда и страха, но и голода, холода, слез; более того – он был бессмертен! Христос же, как мы видим из повествований Евангелия, терпел голод, душевную скорбь, плакал даже. Это означает, что Господь в Своем воплощении принял всю нашу поврежденность, нашу страстность, нашу тленность и подвергся закону смерти.

Значит, человеческая природа Его носила печать последствий «первородного греха».

А отсюда следует, что спасение человека должно было состоять в исцелении самой природы человека, то есть в воссоздании первого падшего Адама. Об этом много говорится в богослужебных песнопениях, например:

«Новотвориши земныя, Создателю, перстен быв…»; по-русски: «Ты, Создатель, когда стал земным человеком, то человеков земных соделал обновленными…» (Канон Великой Субботы, песнь 5).


Вообще, если только предположить, что природа человечества Иисуса Христа была первозданно неповрежденной, то что же тогда Он исцелил, в чем бы состояло спасение? Из этого предположения родилась католическая концепция понимания спасения как удовлетворения правосудию Божию (satisfactio). Православная догматика этого не приемлет.


Теперь мы приступаем к теме, которая является основной в понимании христианства. Почему Христос – Спаситель? Что Он сделал? Сказано:

«Он взял на Себя грехи мира» (Ин. 1, 29).

Что значит – взял грехи на Себя?  Это означает – перенес вместо нас наказание или что-то иное?


Чтобы контрастнее явить неоднозначность понимания этого вопроса, приведем высказывание митрополита Елевферия:

«Помимо личной нравственной высоты стоял грех, или вообще – грехи, как вина перед Богом – на всех людях, уже не зависимые от покаявшегося сердца или личной праведности». – Вот идея, которая пронизывает все западное богословие насквозь: идея виновности за грех Адама, лежащей на всех нас. К сожалению, эта мысль проникла и в наши учебники.


Но ведь из Писания следует, что человек не виновен даже за деяния своего отца!

Пророк Иезекииль пишет:

«Если у кого родится сын, который, видя все грехи отца своего, какие он делает, видит и не делает подобного им, … то сей не умрет за беззаконие отца своего, он будет жив. Душа согрешающая, она умрет, сын не понесет вины отца, и отец не понесет вины сына, правда праведного при нем и остается и беззаконие беззаконного при нем и остается» (Иез. 18, 14–20).

Почему же вдруг вина Адама распространяется на потомков, а вина родного отца – нет? В этом непоследовательность взгляда западного богословия, видящего суть проблемы в виновности человека за грех Адама.


Что же говорят святые отцы? Они говорят об онтологическом воздействии жертвы Христовой на человеческую природу. Не о снятии «вины» как юридической ответственности идет речь, ибо при этом мы сами-то какими были, такими бы и оставались. Что означает – вину снять? Вот, скажем, какой-то человек пять минут назад сидел на скамье подсудимых и считался виновным. Потом рассудили – и объявили невиновным. А сам тот человек при этом изменился? – Нисколько! Протестанты делают из этого «прекрасный» логический вывод: раз уж Христос взял нашу вину на себя, а мы теперь невиновны, то… верующему грех не вменяется в грех!! (см. Катехизис М. Лютера).

 

«На Голгофе» К.К. Штейбен 1841


Святые же отцы учат об онтологическом, сущностном воздействии жертвы

Христовой на состояние нашей природы. Как это понять?


Первое: почему жертва была необходима? Разве Бог не мог просто простить человека? Ведь каялся же Адам? – Каялся! Помните:

«Седе Адам прямо рая, и свою наготу рыдая, плакаше…»? (Стихира в Неделю сыропустную).

Что же, разве в Ветхом Завете Бог не прощал кающихся? Тогда вообще бы не было праведников на земле. Всегда Бог прощает кающегося.

 

 


Но вся суть в том, что покаяние приносится – за что? За мои личные прегрешения. Святитель Афанасий Великий по этому поводу пишет:

«Покаяние прекращает грехи, но не выводит из естественного состояния».

То есть: покаяние омывает мои грехи; а мое естество, природа моя – остается той же. Поэтому так часто, покаявшись, мы вновь совершаем те же грехи, в которых каялись. Видите, в чем дело? Оказывается, ни один человек ничем не может исправить испорченной своей природы. Теперь понятно, Кто только мог исправить эту поврежденную природу? – Только Создатель, Сам. И никто кроме.


Почему же потребовалось именно таким образом исправлять? Почему Он не делает этого каким-либо актом своего Всемогущества? Почему потребовался Крест?
Прямого ответа на вопрос о величайшей тайне домостроительства человек не вправе и требовать. Но направление мысли ответа можно усмотреть в святоотеческих творениях. Все законы нашего мира – и физические, и нравственные, и духовные, как и сам весь мир – «cosmos», духовный мир и человек – есть осуществление, естественное выражение Божественных свойств в тварности: каждое творение Божие, а особенно законы этого мира, есть осуществление в тварном мире свойств Божиих. Почему, скажем, Пифагор назвал мир «cosmos», красота? Для христиан совершенно ясно: потому что Бог есть Красота! Так вот, если все эти законы мира являются не просто мыслью или фантазией, – можно так, а можно иначе, – если они есть выражение именно свойств Божиих, то отсюда единственный вывод: Бог не может нарушить фундаментальные законы этого мира. Они таковы есть и будут, ибо они соответствуют Его свойствам. Почему это так важно? Нравственные и духовные законы особенно близко соответствуют Божественным свойствам, и Он не может их изменить. А из этого следует интересная и важная мысль: Бог не может поврежденность, присущую нашей природе, изменить просто так, актом всемогущества. Ибо по закону, который мы наблюдаем в доступном нам мире, любое повреждение, искажение или нарушение требует усилий, труда, пота, страданий, а иногда и страданий до смерти для восстановления нарушенного.


Все зависит от того, до какой степени совершилось нарушение. Большее нарушение требует большего труда. Ниспадение человека – это колоссальная катастрофа, космическая, вселенская катастрофа, ибо человек есть высшее творение Божие. И повреждение это носило настолько фундаментальный характер, что привело к смерти того, кто был создан бессмертным! Мы знаем, что человек был в неповрежденности своей – бессмертен. Поэтому восстановление его и потребовало по духовному закону, отчасти известному нам, соответствующих страданий.  Страданий!


Вот направление мысли, указывающее, почему был необходим Крест Христов. А если вообразить, что Бог мог бы насильно, мановением Своей воли исцелить природу, то можно сказать, что Он так же насильно мог бы не допустить и падения. Но всемогущество Божие  не означает произвола Божия!


Всемогущество – не произвол; деяния Божии все законны: Бог не может престать быть Богом и не может сделать того, что противно Его естеству. И вот, раз уж повреждение наше было смертельным, то, видимо, требовалось умертвить то, что умертвило нас: умертвить смерть! Как это хорошо поется в Пасхальных песнопениях: победить смерть смертью.


Следующий вопрос, связанный с жертвой Христовой: кому принесена жертва?
Традиционный, «быстрый» ответ таков, что жертва Сына принесена Богу Отцу. Это связывают с понятием о жертве удовлетворения правосудию Божию: Сын берет наказание мира на Себя. Относительно этого интересно рассуждает Г.Несмелов, профессор Казанской академии:

«Ведь ни один здравомыслящий человек никогда не допустит, что будто ради справедливого прощения своего обидчика он сам должен перенести то наказание, которое по закону следовало бы перенести его обидчику. И что будто лишь после этого наказания он может с правдой и любовью простить своего обидчика»!

 

Это серьезный аргумент против теории «удовлетворения правосудию Божию».

Выглядит дело так: человек вам, к примеру, спалил дом. Что вы должны сделать? – Сначала пострадать за него, посидеть в тюрьме лет пять, а потом уже можете с правдой и любовью его простить. А если вы просто простите его? – Не годится, где же удовлетворение правосудию?! Такая странная теория.


И все же – кому принесена жертва? Приведем мысль святителя Григория Богослова:

«Остается исследовать вопрос и догмат, оставляемый без внимания многими, но для меня – весьма требующий исследования. Кому и для чего пролита сия излиянная за нас Кровь, Кровь великая и преславная Бога и Архиерея и Жертвы? Мы были во власти лукавого, проданные под грех и сластолюбием купившие себе повреждение. А если цена искупления дается не иному кому, как содержащему во власти, то я спрашиваю: кому и по какой причине принесена такая цена? Если лукавому, – то как сие оскорбительно: разбойник получает цену искупления! А если Отцу? Во-первых, каким образом? Ведь не у Него мы были в плену. А во-вторых, по какой причине Кровь Единородного приятна Отцу, который не принял и Исаака, приносимого отцом, но заменил жертвоприношение, вместо словесной жертвы (отрока) дав овна…»

Какой же ответ? – Читаем далее:

«Из сего видно, что приемлет Отец не потому, что требовал или имел нужду, но по домостроительству, и потому, что человеку нужно было освятиться человечеством Бога, чтобы Он Сам избавил нас. Таковы дела Христовы».

Эта мысль святителя Григория Богослова вполне созвучна мысли и прочих святых отцов – здесь нет разногласия или альтернативы.


Преподобный Максим Исповедник пишет:

«Он (Христос) при первом же испытании путем искушений, оставшись недоступным и недосягаемым для них, конечно нам, а не Себе приписывая победу и преподнося, как благий, все достигнутое Им тем, ради кого Он стал человеком».

Вы слышите, кому? – Людям! Нам, оказывается, жертва принесена! Когда мать бросается в огонь пожара и вытаскивает сына – кому приносит себя в жертву? – Сыну! Кого спасает, тому и приносит себя в жертву, а не огню и не пожарнику!

Повторю:

«…преподнося, как Благий, все достигнутое Им тем, ради кого он стал человеком».


В чем же существо жертвы Спасителя? Начнем с того, что пишет апостол Павел в послании к Евреям:

«Ибо надлежало, чтобы Тот, для Которого все и от Которого все, приводящего многих сынов в славу, Вождя спасения их совершил через страдания» (Евр. 2, 10).

«Совершил» – в греческом тексте употреблен глагол «телеосэ», что значит «доводить до совершенства», «приводить в совершенное состояние». И это – об Иисусе Христе. Что это значит? Приведем еще одну мысль из того же послания:

«Хотя Он и Сын, однако страданиями навык послушанию, и совершившись (т.е. «совершив Сам Себя» – по-гречески «телеофис»), сделался для всех послушных Ему Виновником (т.е. причиной) спасения вечного» (Евр. 5, 8–9).

И это – снова о Христе. Какая потрясающая мысль! Через страдания сделался Совершенным! А разве Христос не был без того совершенным? Оказывается, речь идет о том, что Он через страдания сделал совершенной Свою человеческую природу. Была ли она в Нем изначально совершенной? – Нет! Разве Адам был сотворен смертным и подверженным болезням, страданиям и стихиям? Нет конечно. Недаром мы отмечали, что Спаситель воспринимает человеческую природу в ее повреждении, с последствиями греха. И через страдания Он сделал ее совершенной:

«… Вождя спасения их совершил через страдания» (Евр. 2, 10).

и

«совершившись через страдания, сделался для всех послушных Ему Виновником спасения вечного» (Евр. 5, 8–9).

Эта мысль совершенно уникальна в истории всего религиозного сознания человечества: через страдания восстановилось совершенство природы падшего человека. В ком же: в нас? О, нет! Во Христе.


Подтвердим эту мысль высказываниями святых отцов.

Святитель Григорий Палама:

«Но естество, которое от нас и ради нас прият, Он новосоделал, соединившись с ним по ипостаси, Он Сам совершил (т.е. сделал совершенным, исцеленным)».

Святитель Григорий Богослов:

«Главное одно – мое совершение, воссоздание. Возвращение к первому Адаму (т.е. до грехопадения)».

Святитель Ириней Лионский:

«Человека восстановляя в Себе Самом, Слово стало Человеком, все восстановляя в Себе».

Святитель Афанасий Великий:

«Единородный соделался Человеком, чтобы в Себе Самом исправить сие».

Святитель Кирилл Александрийский:

«А кроме того еще благополезно возбуждались во Христе человеческие состояния, чтобы, побежденные силою Слова, прекращались с преобразованием природы в первом – Христе в некое лучшее состояние. Таким именно образом, а не иначе образ исцеления мог перейти и на нас, ибо во Христе как начатке природа человека возводилась в обновление жизни. В Нем и сверх природное приобрели мы, почему и вторым Адамом назвали в Божественных  писаниях».

Преподобный Иоанн Дамаскин:

«Он (Христос) принимает худшее наше естество, чтобы чрез Себя и в Себе восстановить бывшее по образу и по подобию».

Преподобный Максим  исповедник:

«…Чтобы совлечь с Себя во время Крестной смерти начала и власти (демонские)».

И еще

«Он был не просто Человек, а Бог, Вочеловечившийся для того, чтобы чрез Себя и в Себе обновить естество человеков и сделать его общником Божиего естества».

Преподобный Никита Стифат, ученик преподобного Симеона, Нового Богослова:

«Слово Божие, быв совершенным Человеком, кроме греха, как совершенный Бог, сие человеческое естество воссоздав, обожило и так возобновив в Себе всего человека, соделал его новым из ветхого. Таким образом Слово священнодействовало в Себе наше воссоздание».

Теперь мы можем понять, отчего Христос именуется Первосвященником – Он священнодействует в Себе наше воссоздание!


Все эти вышеприведенные цитаты хорошо показывают, во-первых, что Он сделал, а во-вторых – как сделал. Что сделал? – Воссоздал, как мы слышим в тропаре предпразднества Рождества Христова: «Христос рождается, прежде падший восставити образ».


Где, в ком Он Его воссоздал? – В Самом Себе. Не в нас, не в человечестве вообще. А как же тогда Он – Спаситель мира? Что значит – второй Адам? При таком понимании жертвы Христовой становится ясным, что это значит. Первый Адам стал родоначальником человечества по плоти, по ветхому человеку; от него мы получили какую природу? – Поврежденную. Ныне пришло время второго Адама. Наконец вновь открыт путь к бессмертному бытию. Христос стал Тем, от Кого можно родиться вновь. Но плотью мы уже родились по образу ветхого человека, – как быть? Об этом-то и спрашивал Христа Никодим: «Как может человек родиться, будучи стар?» (Ин. 3, 4).  Новый Адам предлагает нам новый способ рождения – духовный. Новый способ получения обновленной человеческой природы. Об этом Христос сказал тогда Никодиму:

«Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3, 5).


Таким образом, Новый Адам стал родоначальником нового человечества, которое и именуется Церковью, или во множественном числе — христианами. Отныне каждый человек может от Него духовно родиться при определенных условиях, стать членом Его организма, приняв от Него новое рождение.


Вот в чем суть жертвы Христовой – открылась возможность нового рождения, нового, максимально полного соединения твари с Творцом. Образ этого соединения дан в формуле IV Вселенского Собора:

«…неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно».

Вот как соединилось Слово Божие с человеческой природой. В это единение призван войти каждый христианин, став членом, клеточкой организма Христова.


В Церкви, учрежденной Спасителем, вдохновленной Духом Святым, происходит, как в некоем лоне материнском, рождение новых людей.

Протодиакон Николай Терпугов
Публикация подготовлена с использованием учебных пособий
по догматическому и основному богословию
Московской Православной Духовной семинарии.

Материал опубликован в рамках Международного грантового конкурса «Православная инициатива 2014-2015».

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+