Духовные родники Светланы Сукочевой

Светлана Сукочева, режиссер народного театра в селе Никольском
Светлана Сукочева, режиссер народного театра в селе Никольском
Режиссер народного театра в селе Никольское, который в этом году отпразднует свое 120-летие, о сохранении традиций и нравственности на сцене.

Я в этом театре около 10 лет. Начало для меня было очень тяжелым временем. Когда я пришла, дисциплины не было никакой. Артисты могли запросто не прийти на репетицию. Помню, сижу, жду их. Идут. И проходят мимо Дома культуры! У их детей в тот день — выпускной вечер в школе. Я человек в работе очень жесткий. Практически со всеми артистами мы распрощались. Сейчас состав полностью обновлен. 

Мы ставим то, что нас волнует. У нас нет такого: надо найти какую-то пьесу и занять артистов. Когда я пришла, я понимала: то, что нравится мне, актеры могут не потянуть. Поэтому я взяла Шукшина, Вампилова. Я поняла, что актерам это близко.

У нас много документальных постановок. Тема войны была и остается для меня одной из важнейших тем. На меня всегда сильно действовали рассказы бабушек и дедушек.

Для меня важно, чтобы на сцене была истина и правда. Искусство искусством, но правда должна существовать. Когда актер играет графа, и не понимает, как тот жил, и я нервничаю, и ему сложно.

Без нравственного начала театра быть не может

Если мы что-то показываем зрителю, мы должны знать ответ. Сейчас мы готовим спектакль «Женщина уходит в дождь». Он посвящен российской беде — пьянству. Это то, что нас всех сильно волнует. Спектакль находится в поиске. Я, как режиссер, не могу найти выход. С кем я только не общалась. И с актерами, и с режиссерами.  Я считаю, что пьянство — это болезнь, а в Библии написано, что это грех. 

Я своим нутром понимаю, что без нравственного начала театра быть не может. Если ты выходишь на сцену и говоришь о чем-то людям,  ты сам должен этому соответствовать. Конечно, можно быть другим человеком, но нужно обладать техникой исполнения и талантом, чтобы скрыть всю свою подлость.

Я сохраняю традиции, которые заложили основатели театра — семья Соколовых. Я, как и они,  считаю, что задача режиссера не только ставить спектакли, но и быть учителем.  Поэтому я могу прийти к знакомым воронежским режиссерам и попросить посадить в зрительный зал моих актеров — пусть смотрят, как работают профессионалы.  

Со времен основания театра, в наших постановках участвуют профессиональные актеры. Например, из воронежского ТЮЗа. Специально я никого не искала, хотя мысли такие были. Их нам посылает Господь.

Актер — это эгоист по своей натуре. Для него крайне важен зритель и громкие аплодисменты, похвала. Режиссеру это не нужно. Он может поставить свой спектакль для одного зрителя. Для него главное — воспитание. Это две противоречивые натуры, которые, меж тем, должны делать одно общее дело.

Все приехали с настоящими, солидными пьесами, а мы опять — в фуфайках и сапогах

Нашим актерам от 30 до 70 лет. Однажды у нас играла  80-летняя бабушка. Это было очаровательно. Она ничего не могла запомнить. Я ей говорила: «Анна Андреевна, вы ничего не говорите, только сидите. Вы — уже готовый образ». Как-то мы выступали в Воронеже, и вдруг «наша бабушка» как говорит: «Идет война проклятущая!». В тексте такого не было. Актеры все упали. Она все время импровизировала. Сейчас ее уже нет в живых.

Если пройти по селу, можно зайти в любой дом и обязательно найти там артиста. Это немудрено за 120-летнюю работу театра. Сейчас в Никольском домов 50–60 и человек 100 жителей.

Однажды мне попалась книжка стихов верхнехавского поэта Коли Шалыганова. Он родился где-то перед войной и жил в 50–60-е годы. Молодой человек был одинок даже среди близких. После его смерти осталась только эта маленькая тетрадь. Он умер также одиноко, как и жил: даже не в самой верхнехавской больнице, а в сторожке при ней. Родственников у него не осталось: мы пытались их найти. Книжка с его стихами, где он очень трогательно описывает свое отношение к матери, любви, сохранилась чудом. Ее обнаружил под подушкой ночной сторож. Он-то ее и передал воронежскому писателю Юрию Гончарову, когда тот ездил по области в поисках историй для своих рассказов. Тот не сразу прочитал содержимое: бесконечные командировки отнимали все время. Когда же он открыл ее, его глубоко тронули стихи парня, и он стал писать о нем в разные журналы. Когда мы в театре прочли эти стихи, они нас тронули не меньше, хотя люди у нас все разные. По этим стихам мы поставили спектакль «Я песней стать старался». Мы задействовали всех жителей села, пришли бабушки с песнями, частушками, и с той болью одиночества, что чувствовал Коля. Два года назад на театральном фестивале «Встречи в Никольском» за этот спектакль мы получили гран-при. Все приехали с настоящими, солидными пьесами, а мы опять — в фуфайках и сапогах. Это было первый раз, когда зритель аплодировал стоя. А в зале были коллеги — актеры, режиссеры. Когда вручали награду, зал встал второй раз. Это дорогого стоит.

Юлия Репринцева
Фото Ильи Кривцова
 
Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+