Брат

Отец Сергий, настоятель Свято-Митрофановского храма, протоиерей, 47 лет, село...
Отец Сергий, настоятель Свято-Митрофановского храма, протоиерей, 47 лет, село Верхний Мамон, Воронежская область
Живут в Воронежской области три священника: Николай, Алексей и Сергей. У первого – церковный приход в Бутурлиновке, у второго – в Репьевке, третий служит настоятелем верхнемамонского Свято-Митрофановского храма. Каждый из них – личность. Сергей, например, помимо богослужений занят восстановлением храмов и работой с молодежью, планирует открыть в районе Духовно-просветительский молодежный центр. Николай известен своим милосердием: его семья воспитывает 5 своих и 6 приемных детей. Алексей занимает ответственную духовную должность: благочинный Репьевского округа. Словом, у каждого – своя добродетель. Но есть то, что их крепко объединяет: одна на всех вера, воспитание и родители, сполна передавшие своим сыновьям духовные идеалы рода Чибисовых. Одним словом – братья.

Наше знакомство с Чибисовыми началось с Верхнего Мамона, где в Свято-Митрофановском храме ведет службу один из них - протоиерей Сергей. Здесь, в божественной прохладе церкви состоялся наш с ним разговор о мирских заботах и добродетели, о воспитании детей и отношении к религии, о том, каким должен быть настоящий христианин. Этот разговор стал первой частью нашей трилогии о воронежских братьях-священниках.

- Отец Сергий, расскажите, благодаря каким обстоятельствам Вы стали священнослужителем?

- Начнем с того, что я из религиозной семьи. У меня были верующие родители, которые даже в советское время не поддались пропаганде атеизма и сохранили верность своим духовным идеалам. Мама вообще в свое время собиралась уйти в монастырь, но потом встретила отца и вышла за него замуж. Нас с братьями и сестрами они воспитывали в том же духе. Когда наша семья жила в маленькой деревне, где не была храма, мы ходили на церковные службы в соседнее село, расположенное в тридцати километрах от дома. В школе на нас смотрели с непониманием и порицанием, но мы старались не обращать на это внимания. Наверное, помогала внутренняя убежденность в том, что мы выбрали верный путь, с которого стараемся не сходить на протяжении всей жизни. Не случайно двое моих братьев тоже стали священнослужителями: у одного приход в Бутурлиновке, у другого – в Репьевке.

- После школы Вы сразу встали на путь служения Богу?

- С детства я очень любил рисовать, поэтому после школы окончил курсы работников культуры и искусства, а позже пошел в армию. Служил в танковых войсках в Нарофоминске. Службу закончил в звании сержанта. Во многом этому способствовали мои художественные способности: я помогал рисовать военные карты. После дембеля решил поступить в художественное училище, но у меня не получилось. Вообще же я давно решил, что хочу стать иконописцем, но в советское  время этому нигде не обучали. Тогда я посоветовался с духовником, и он сказал мне: «Иди в семинарию, там всему и научишься». Так я и сделал. К тому же, в семинарии уже учился мой старший брат.

- Осуществилась ли Ваша мечта?

- Вы про иконопись? Я ходил в иконописный кружок, но это было дополнительное образование: я учился на пасторском отделении. А после учебы стал настоятелем Свято-Митрофановского храма в Верхнем Мамоне. Восстановление храма и управление приходом требует большого внимания и заботы, поэтому времени для творчества практически не остается. За свою жизнь я успел написать только одну икону.

- Как Вы восприняли свое назначение? Соответствовало ли оно Вашим ожиданиям?

- Еще семинаристом я просил Бога, чтобы меня отправили пусть в небольшую, полуразрушенную церквушку, но обязательно на берегу какой-нибудь речки. Не знаю даже, откуда взялось такое желание. В итоге все вышло гораздо лучше: я попал в храм на берегу великой реки Дон. С тех пор мне кажется, что сам Господь соединил мою судьбу с этим местом. Даже когда меня переводили в Грибановский район, я предчувствовал, что покидаю Верхний Мамон ненадолго. Спустя два года я вернулся обратно.

- У Вас пятеро детей; где Вы находите силы, чтобы одновременно заниматься приходом, восстановлением храма и их воспитанием?

- Бог дает силы, вот я и стараюсь сделать как можно больше. Когда я принял храм, у него не было ни окон, ни куполов, ни крестов. Первую Божественную литургию служил во временном приделе. Конечно, по большому счету, священник не должен заниматься строительством. До революции, например, при церкви был церковный староста, в чьи обязанности входило ведение хозяйства. Но так как сейчас такой должности нет, приходится брать все на себя. Иногда, признаться, бывает тяжело, но спасает мысль о том, что я на этой земле временно, а храм – на века. И нужно сделать все, чтобы оставить это наследие потомкам. А что касается воспитания детей: это, конечно, непростое дело, но если мы хотим вырастить поколение достойных людей, не надо жалеть на него ни времени, ни сил.

Семинаристом я просил Бога, чтобы меня отправили пусть в небольшую, полуразрушенную церквушку, но обязательно на берегу какой-нибудь речки. Все вышло еще лучше: я попал в храм на берегу великой реки Дон.

- Как, на Ваш взгляд, стоит воспитывать детей?

- В первую очередь, родителям не нужно делать все работу за сына или дочь, нужно с детства приучать ребенка к труду. Я помню, как моя дочка, когда была маленькой, жаловалась: «Мама, ты меня совсем не любишь, постоянно загружаешь работой». Зато когда подросла, пришла со словами благодарности: «Спасибо тебе! Я поняла, что все умею делать». А за труд необходимо поощрять. Мой сын долгое время помогал мне ухаживать за быками, и в благодарность за это я решил подарить ему велосипед. Мы пришли на рынок, где нам приглянулись две модели: одна подороже, другая подешевле. Я не ограничивал сына, но он сам решил купить ту, что стоит меньше. Понимал, что семья у нас большая и лишних денег нет. С трудом к человеку приходит и ответственность; дети вырастают самостоятельными, а не инфантильными.

- Намерены ли Ваши дети продолжать дело отца?

- У старшего проскальзывают такие мысли, но пока он попросил не торопить его с выбором. После школы он, как и я в свое время, тоже хотел стать иконописцем, но не поступил на соответствующее отделение. Сейчас я на него не давлю. Скажу лишь, что когда я перешел во второй класс семинарии, шестьдесят процентов из тех, кто учился со мной, были  детьми священников. У многих из них из них уже было светское образование (причем, у большинства медицинское), некоторые даже работали, и все равно в конечном итоге пришли к тому, чем занимались их родители.

- Как, на Ваш взгляд, современные дети относятся к религии? Много ли молодежи сегодня приходит в храм?

- Вот уже несколько лет у нас существует традиция, по которой школьники на второй день Пасхи посещают церковь. И, Вы знаете, в этот день у нас больше прихожан, чем на Пасху. Причем это – по доброй воле, никто их не заставляет. Да и вообще, людей в церковь стало ходить больше, в том числе и молодежи. Мне кажется, это связано с поиском души. Мы стараемся идти навстречу этому стремлению: в планах у нас открытие Духовно-просветительского Молодежного Центра во имя Святителя Тихона Задонского, в рамках которого будет работать воскресная школа, проходить встречи на морально-нравственные и религиозные темы, будут проводиться выставки рисунков и фотографий. Надеюсь, это привлечет к церкви еще больше ребят. Все мои начинания поддерживает жена, которая помимо церковной деятельности возглавляет районное общество многодетных семей.

- Какие еще задумки у вас есть?

- Уже несколько лет мы проводим теннисный турнир на приз Святителя Митрофана Воронежского, не так давно состоялись соревнования по самбо. Я сам люблю спорт, особенно настольный теннис, поэтому хочу, чтобы эти турниры проходили регулярно  и число их участников неизменно росло. Много внимания планирую уделить Духовно-просветительскому молодежному центру. Хотелось бы с помощью бесед помочь решить людям их проблемы и разобраться в себе. Рассчитываем мы и на работу с трудными детьми, ведь они особенно нуждаются в помощи и поддержке. Планируем освятить источник и место под закладку нового храм. Надеюсь, с Божьей помощью мы со всем справимся.

Алена Повалюхина
Фото Ильи Кривцова
 
Досье
Mini img 0402

Отец Сергий (Чибисов)

Отец Сергий (Сергей Николаевич Чибисов) родился 13 октября 1966 года в селе Большая Вершина Воловского района Липецкой области в многодетной крестьянской семье. После окончания средней школы проходил службу в вооруженных силах. Затем – послушник при храме в одном из сел Липецкой области.

В 1987 году Сергей Чибисов поступил в Московскую Духовную Семинарию. Во время учебы познакомился с будущей женой, которая осваивала профессию регента.
В 1990 году Сергей Николаевич был рукоположен в сан диакона, в 1991 году – в сан священника.

С 1991 по 2000 годы - настоятель Свято-Митрофановского храма в Верхнем Мамоне. Позже был переведен Грибановский район настоятелем Христо-Рождественского храма в селе Кирсановка, но через два года возвратился обратно.

С октября 2002 года по настоящее время является бессменным настоятелем Свято-Митрофановского храма. Во многом благодаря усилиям отца Сергия этот храм был восстановлен и реставрирован.

Протоиерей Сергей Чибисов женат, воспитывает пятерых детей: четверых сыновей и дочь.

 

Справка
Mini img 0449

Свято-Митрофановский храм в селе Верхний Мамон

Православный храм села Верхний Мамон Воронежской области заложен в 1844 году на средства прихожан. Здание было кирпичным, участок обнесен оградой. Спустя двадцать лет,храм был освящен в честь Святителя Митрофана, первого епископа Воронежского. Первым настоятелем храма был священник по фамилии Илларионов (1844-1913), похоронен рядом с церковью.

Помимо основного престола храм имеет два боковых придела. Правый – в честь Святителя Тихона, левый – в честь Священномученика Власия.

В тридцатых годах двадцатого века церковь была закрыта и использовалась как колхозный склад. В 1942 году фашисты несколько раз обстреливали и бомбили храм, но он уцелел. В декабре 1942 года при проведении операции «Малый Сатурн» начальник Генштаба А.М. Василевский использовал колокольню храма как наблюдательный пункт.

В 1991 году по просьбе местных жителей храм был открыт для прихожан и возвращен Русской Православной Церкви. В церкви начинаются восстановительные работы. Из-за нехватки средств реконструкция храма шла очень медленно, но в середине 2000-х годов нашелся человек, внесший существенный вклад в ремонт и восстановление церкви.
В результате в 2006 году храм и центральный престол были освящены митрополитом Воронежским и Борисоглебским Сергием.

Верхнемамонский район является единственным районом в области, где в каждом сельском поселении есть своя церковь, а в двух поселениях – по два храма.

 

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+