Врач Леонид Белозеров об инсульте, лифте и пчелах

Леонид Белозеров, Заслуженный врач Российской Федерации, 71 год, село Нижнеде...
Леонид Белозеров, Заслуженный врач Российской Федерации, 71 год, село Нижнедевицк, Воронежская область
К Леониду Белозерову, врачу-неврологу Нижнедевицкой районной больницы, направляют самых сложных больных из окрестных районов. Почему? По его мнению, потому что у него «в больнице есть лифт». А по мнению жителей Нижнедевицка, потому что, он – врач от бога, наладивший в районе всю систему неврологической службы. - Человек высоконравственный, исключительной порядочности, к которому люди тянутся не только как к врачу, но и как к доброму, отзывчивому человеку», – так нам отрекомендовали Леонида Андреевича.

Медицина полвека назад

– В Нижнедевицк я попал по распределению после окончания Воронежского мединститута, и стал работать в качестве невролога. Так тут и остался.

В те годы я работал с удивительными людьми. Здесь и сейчас хороший коллектив. Но тогда здесь трудились замечательные доктора довоенного и военного поколений. Их отличало особенно глубокое понимание своего дела. Например, не было компьютеров - все надо было самому анализировать. Тяжело, но очень интересно. Сейчас в случае инсульта нужно просто послать пациента на томографию – и сразу виден результат. А тогда очень хорошо нужно было знать топику заболевания, детально разбираться в вопросе.

В Нижнедевицком районе к моему приезду в течение пяти лет не было невролога, психиатра и нарколога. Все эти функции пришлось выполнять мне. Надо было восстанавливать неврологическую службу района. Много было работы. Платили за это полторы ставки – больше было нельзя.

В районе работали четыре заслуженных врача, двое докторов наук, обладатели ордена Ленина – здесь они были знаменитостями. Они сыграли большую роль в формировании меня как врача, практика. Всегда могли помочь, поддержать. Я многому научился у них.

Думать о карьере не было времени

– Думать о переезде и карьере было затруднительно – не было времени. В Нижнедевицком районе к моему приезду в течение пяти лет не было невролога, психиатра и нарколога. Все эти функции пришлось выполнять мне. Надо было восстанавливать неврологическую службу района. Много было работы. Платили за это полторы ставки – больше было нельзя.

Когда был помоложе – приглашали в Курскую область, в город Пены. Приехал, посмотрел – что-то оказалось лучше, что-то хуже. Звали и в Курчатов. Но родители в Кантемировском районе – как к ним оттуда ездить? Где бы ты ни был – везде работать надо.

Строить карьеру не было никакого стремления. Работал как все. Был эпизод, когда в 1976 году в течение года замещал замглавврача – но потом написал заявление, отказался. Я люблю работу с больными. Вылечил пациента, хоть на сколько-то процентов сделал ему легче – и я, и он довольны.

В конце 60-х в Нижнедевицком районе не было неврологической службы. Надо было ее восстанавливать, так что работы было много. Был случай, когда жена уехала на сессию (она училась на заочном), а сыну в то время было 3 года. Мне пришлось отдать его в детское отделение на попечение нянечек – не успевал ребенка даже в детский сад отвести.

Знал каждый день своих больных

– На начало моей работы в районе было 42 человека социально опасных – я знал о них каждый их день благодаря звонкам фельдшеров, своим выездам на место или выездам медсестры. А экстренные случаи бывали: в Синих Липягах один разбил витрину магазина – случилось обострение из-за того, что вовремя не принимал таблетки.

Отставали по приборам, аппаратуре, а вот в плане профессионализма никому не уступали.

В 90-е медикаментов не хватало по всей стране. Многие больницы закрывались из-за «нерентабельности». В Нижнедевицком районе произошел серьезный отток населения –численность сократилась с 40 до 25 тысяч. Сократился и штат среднего медперсонала. Но меня мысли уехать не посещали. Я здесь уже обжился – семья, дети. Я знал: везде примерно одинаково.

Неврологические больные отличаются от других – они прислушиваются к каждому твоему слову. Поэтому вести разговор нужно тонко и уметь налаживать контакт. Тогда процент выздоровления будет намного выше.

Постепенно ситуация стабилизировалась. Раньше неврология работала на базе терапевтического отделения, а с 2001 года у нас появилось свое отделение на 20 коек. Когда в 2001 году мы организовали отделение неврологии, пришли сестры соответствующей специализации. Этот костяк остался до сих пор. Мне повезло, что они тут работают. Знают специфику и терминологию, ведут наблюдения – хорошие помощники. Объем оказания помощи стал больше, стационарное лечение - более доступным. Было два невролога, а теперь четыре. В 2010-м открылся специализированный массажный кабинет.

Сейчас стало лучше: с 2009 году у нас появилась возможность отправлять больных с сердечнососудистыми заболеваниями в воронежскую БСМП. Больные оттуда к нам поступают на долечивание – и я вижу, что они, так сказать, с перспективой. Нам, неврологам, стало легче. Теперь у нас есть возможность больше внимания уделять профилактике болезней.

Терпение и лифт

– Нельзя сказать, что в 70-е или в 90-е годы было больше или меньше неврологических заболеваний. Например, случаев инсульта столько же – как тогда, так и сейчас. Особо тяжелых больных, перенесших инсульт, отправляют к нам. Почему? У нас есть лифт. А вообще-то у нас есть все, чтобы проводить восстановительную терапию, есть физиотерапевтический кабинет. Не хватает только логопеда.

Что главное в работе врача-невролога? Терпение. Умение выслушать больного. Эти качества мне привили в интернатуре заведующий кафедрой нервных болезней. Научил, как направить беседу, чтобы выяснить то, что нужно для лечения.

Надо ко всему подходить взвешенно. Неврологические больные отличаются от других – они прислушиваются к каждому твоему слову. Поэтому вести разговор нужно тонко и уметь налаживать контакт. Тогда процент выздоровления будет намного выше.

Работа после работы

– У меня двое сыновей. Они не пошли по моим стопам, а я и не настаивал. Ну, выучатся, получат необходимые знания и навыки, станут врачами – но если душа к этому делу не лежит, пользы от них людям не будет. А вот внучка сама захотела заниматься медициной и сейчас учится в Воронеже в Медакадемии по специальности «Врач общей практики».

«Заслуженного врача» получил в марте этого года, указом Президента. «Почетного гражданина» – в прошлом году. Но вообще, всем, кого я знаю в Нижнедевицке, я бы дал звание «Почетного гражданина». Вот, например, доярка – сколько сил она тратит на свою работу – разве не достойна?

На что остается время после работы? На работу по дому. Есть небольшой участок. Увлекаюсь рыбалкой и пчелами. Есть и с десяток ульев – для души. Возвращаешься уставший, выходишь на пасеку – и любуешься, как они трудятся. Они-то отдыха не знают...

Андрей Коноплин
 
Досье
Mini dsc 5641

Белозеров Леонид Андреевич

Леонид Андреевич Белозеров — врач-невролог Нижнедевицкой районной больницы, «Заслуженный врач Российской Федерации», «Почетный гражданин Нижнедевицкого района». Награжден Почетной Грамотой Министерства здравоохранения Российской Федерации.

Родился 12 декабря 1942 года в Кантемировском районе в селе Титаревка, там окончил 10 классов школы. В 1959 поступил в медицинское училище на фельдшерское отделение. 1962-64 – служба в армии, в Германии. За хорошие показатели направили на учебу в вуз – и в 1964 стал студентом воронежского Мединститута. В ходе учебы ездил на Камчатку – проходил практику после 4-го курса. После окончания вуза по распределению был направлен в Нижнедевицк, где и работает до сих пор.

 

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+