«Душа» поет

Анастасия Ивановна Ивонина, исполнительница русских народных песен,  лауреат ...
Анастасия Ивановна Ивонина, исполнительница русских народных песен, лауреат национальной премии «Душа России», 84 года, село Никольское, Воробьевский район, Воронежская область
Лучшим вступлением к рассказу об известной исполнительнице русских народных песен Анастасии Ивониной из села Никольского Воробьевского района могут быть только слова экс-министра культуры России Михаила Швыдкого: «Пела она без устали, прямо Иосиф Кобзон в юбке, так же искренне и так же явно получая удовольствие от своего пения. Несколько лет назад я вручал ей премию правительства «Душа России», кажется в номинации «Сказители», - она и правда, может уговорить кого угодно, а поет так, что ноги слушателей невольно отбивают нечто несусветное».

– У меня родители были певунами, – красиво, в южнорусской манере растягивая слова, рассказывает Анастасия Ивановна. – Они поють, а мы около их вертимся, слушаем внимательно, повторить пытаемся.

Ее речь больше похожа на песню. Она просто повествует о своей жизни, но возникает ощущение, что ты слушаешь то частушку, то колыбельную, то страдания – в зависимости от того, о каком времени ее рассказ. Музыка во всем, ее не спрячешь. А сама она поразительно похожа на актрису Анастасию Зуеву – знаменитую бабушку–сказительницу  из передачи «В гостях у сказки»: добрая улыбка и задорный взгляд, приправленные капелькой лукавства. Не покидает ощущение, что сейчас произнесет свое знаменитое  «Вот и сказочке конец, а кто слушал – молодец» и закроет резные ставни.  

– А вообще вы не вовремя приехали. У меня забот полон рот: наседка цыплят вывела, мне с ними возиться надо да банки на зиму крутить. Спасу от вас, журналистов, нет! – вместо «сказочки конец» говорит она, кокетливо поправляя алые бусы: «чтоб покрасивше на фотографии получиться».

Посетителей у Ивониной и впрямь – хоть отбавляй. Настоящая звезда, чего уж. Она достает из шифоньера солидную кипу всевозможных дипломов и грамот, среди которых скромно затерялся диплом лауреата конкурса «Душа России» – престижной правительственной премии, которую вручают людям, внесшим значительный вклад в развитие культуры страны.

«Кобзон в юбке» про ту поездку 2006 года обычно рассказывает в трех эпизодах. Эпизод подлиннее – о том, как зубы ходила вставлять:  

– Мне в Москву ехать, а у меня вот тут щербинка была. Иду, значит, к зубному. Захожу, а мне все: гражданочка, а ты что без очереди? А я в ответ: я свое дело знаю. Открываю дверь в кабинет и сообщаю, что от имени такого-то приказ такой-то: вставить мне за два дня зуб. Как хотите, а мне в Кремль надо!

Эпизод покороче – как губернатор Кулаков звонил: мол, не подведи ты нас, Анастасия Ивановна. И совсем коротко – про поздравительный звонок Путина, уже после выступления. А про то, что на 10 конкурсных мест претендовало 197 кандидатов, - вообще ни слова. А, может, и сама не знала об этом вовсе.   

– Ой, а сколько мне городов пришлось проехать! В Волгограде была, в Москве была… Телевизор мне подарили, часы, вон тот коробок, в который диски вставляют… Где-где, говоришь, за границей? Не, с энтим я не вожусь!

Ивонина и Мордасова

А началось все в далеком 1943 году, когда после концерта в воронежской филармонии ее, 15-летнюю девчонку, заметили прославленный композитор и дирижер Константин Массалитинов и знаменитая исполнительница русских песен Мария Мордасова – люди, чьи имена гремели на всю страну. Различив в многоголосье воробьевского хора озорной голос Насти, они тут же предложили ей остаться в Воронеже. Ивонина отказалась.

Впоследствии жизненные пути Ивониной и Мордасовой пересекутся не раз. Ровно через 10 лет прославленная певица окажется в родном селе Ивониной – Никольском и вновь будет уговаривать:  

– Раньше не поехала, а куда уж мне сейчас? – отмахивалась Ивонина. – Муж, двое детей, скотины полон двор.

– Давай, Анастасия Ивановна, бросай все, - не унималась Мордасова. – Мы всю семью твою заберем. Дети в садик пойдут. А мы будем с тобой ездить выступать.

– А муж чего будет делать?

– А муж – дадим ему машину, будет шофером.

– Нет, Марь Николаевна, Я тут привольно живу, а в городе моей широкой душе тесно.

Мордасова высоко ценила талант воробьевской исполнительницы. Эта симпатия сохранилась у нее навсегда, а в последние годы жизни Мордасовой приобрела у нее особый материнский характер, который нередко проявляется у учителей по отношению к любимым воспитанникам. Однажды Анастасия Ивонина со своим сельским ансамблем выступала на родине Пятницкого – в Таловском районе. На фестиваль съехалась вся область. Мария Николаевна была в комиссии.

 

– Подходит она такая ко мне: «Анастасия Ивановна, ты разреши мне выступить вперед тебя». А я говорю: «Марь Николавна, да ты ж – профессионал, а я – самоучка. Ты меня затолчешь, как я после тебя буду петь?» А она мне: «Нет, я буду под фонограмму, я уже так не могу». Ну, она спела. И тут я выхожу на сцену и думаю – может, пронесет. И как баян дал! А я давай петь, что сходу сочинила:

Выхожу частушки петь,
Немного волнуюся,
Ведь сейчас, Марь Николавна,
С тобой соревнуюся!

А в антракте она меня подзывает, и мы сели с ней на приступке. Она – на порог, а я – на пенек. Она мне: «Анастасия Ивановна, я тебе сейчас частушки спою, а ты запомни манеру, как их петь». И начала:

«Эх. Вспомни, милай, те денечки,
Как сидели мы на пенечке.
Ой. Ай-ай-ай… Как сидели мы на пенечке.
Вспомни, милай, как гуляли,
Ножки мерзли, а мы стояли.
Ох. Пришло время сидеть на печке,
Ножки были чтоб в теплом местечке.
Пролетели да мои года,
Как по речке полая вода.
Пролетела моя младость, прошла, прокатилася,
Как по речке белый лебедь проплыла и скрылася.
Ой!»

Вот эти частушки она мне и спела. Я их сюда и заклала (кладет ладонь на грудь). А потом и говорит: «Анастасия, продолжай традицию мою, я тебе все отдаю. Я хандрю чего-то, со здоровьем неважно. На похороны приедешь?» Я ей говорю: «А то не приеду что ли? Как штык буду». 

Это фирменное дилиньканье – похожая на птичьи трели уникальная техника пения без музыки, которую Ивонина использует, приводя зрителя в неописуемый восторг.

Позвонили мне, как она умерла. Мы венок купили, живых цветов. Она лежит в театре. Портрет на стене. Я захожу, иду к ней напрямую. Слышу, кто-то меня одергивает: «Слушай, гражданочка, иди-ка в сторонку – там венки поставь». А я им: «Я не за этим ехала триста почти километров, чтоб венки поставить и уйти». Подошла к гробу, попрощалася, все поразглядела у ней. И говорю: «Что ж, Марь Николаевна, вот и приехала, как ты мне приказывала. Отныне продолжаю традицию твою!»

Ей песня строить и жить помогает

Рассказывая о своей нескучной молодости (или просто рассказывает так – нескучно), Анастасия Ивановна то и дело останавливается и заводит очередную песню. То лихо вскакивает и начинает пританцовывать, то прикладывает голову к спинке кресла и тихо, распевно тянет мелодию. Насколько точно сказал про нее Швыдкой, что в свои преклонные года она «лучше всех поплачет на похоронах и лихо споет частушки на крестинах». Так ведь и есть: и в горе, и в радость зовут к себе односельчане Анастасию Ивановну. Скучно ей не бывает. Да и не было никогда. Вся жизнь ее была тесно связана с песней, даже в колхозе.

– О! Да я таким начальником в колхозе была – с тяпкою. Свекловичницей работала, по 10 гектар свеклы брала. А как на работе? Много же девчонок у нас, подруг. Они бедняжки улягутся в тенек – давай, мол, вздремнем. А я тут как тут: никаких вздремнем! Десять гектар, а ну вставай! И как песню затяну. А они: «О, Господи, эта мертвого поднимет!»

- А что пели?

- Да всякие. Простые. «Зачем меня рано разбудили, лучше б я до солнца спала. Во сне я миленка видала, а проснулась – нет никого. Сманул, сманул он меня с шестнадцати лет. Пропала, пропала я навеки. Пропала моя красота…» Вот что раньше пели. А сейчас показывают по телевизору всякую ерунду.

«Всякая ерунда» – это, по мнению Анастасии Ивановны, Малахов и современная эстрада. Ей, последователю традиций Мордасовой, никогда не понять глубину современной поэзии, типа: «Ни родины нет, ни флага! Все копируют Леди Гага. А я осталась на берегу. Я по-Гагьему ни гу-гу». Зато она лучше других понимает песни военных лет, казачьи, русские романсы и плясовые. Долгое время был у Анастасии Ивониной и свой сельский самодеятельный ансамбль «Верея», который те песни пел и воспевал. Сейчас же из всего ансамбля одна она живая осталась. Да с ней – кассета с записями, такими гулкими и далекими, как прошлое, из которого они родом.

Впрочем, сама Ивонина помирать пока не собирается:  

–  Если замкнешься, руки опустишь – оно гляди того, до кладбища недалеко. А я не даю. Ложусь на пол и вот так всеми руками и ногами. Проползу туды и оттеда. И тогда встану, отряхнусь. Один мне это показывал, а я у него переняла. Так все суставы разминаются – и головные, и такие.

Анастасия Ивановна начинает рассказывать о том, какое шоу устроили пять лет назад на сцене местного ДК в честь ее восьмидесятилетия: установили на сцене стог сена, в который она с потолка на канатах спустилась. И ведь не побоялась! Когда она появилась на сцене, зал ахнул. Все знали, что Ивановна – женщина рисковая, но такого поворота событий все равно мало кто ожидал.

Наследие и наследники

Иногда к Анастасии Ивановне заезжают девчата из окрестных сел: перенимать опыт. Она всех принимает, дает советы, знакомит с тонкостями своего ремесла. Учит не только петь, но и правильно вести себя на сцене. Достает из шкафа свои сценические костюмы, чтобы вместе с песней девчатам передавалось и то культурно-историческое начало, из которого произошла песня.  Некоторым вещам – по 80-100 лет, их еще мама и бабушка Ивониной ткали. Какие-то наряды певица мастерила уже сама: украшала, не жалея времени на каждый цветочек. Есть среди них и любимая панева (старинная женская шерстяная юбка с узорами – ред.). «Любимая потому, что в ней лучше всего принимают зрители».

В то время, когда все русское народное из мощного самобытного культурного пласта угрожает превратиться в субкультуру, интересующую определенную узкую общность, это очень важно – передать будущим поколениям то, чем когда-то наградили тебя твои предшественники. Тем более, и передавать есть что. 

Это и фирменное, практически утраченное ныне дилиньканье – похожая на птичьи трели уникальная техника пения без музыки, которую Ивонина использует между куплетами частушек, приводя зрителя в неописуемый восторг.

–  Музыки же раньше никакой не было, –  объясняет она. – Вот и подыгрывали голосом. Сидим с матушкой: я скалку мотаю, она коноплю прядет. И затягиваем: «Там в саду при долине громко пел соловей…». Она басит, я дилинькаю – у нас хор.

Это – и бесценное наследие, переданное Марией Мордасовой. Раньше кроме Ивониной традиции великой народной плакальщицы хранила другая ее подруга – Людмила Зыкина. Но пять лет назад и Зыкиной не стало. Так что, не подведи ты нас, Анастасия Ивановна, еще разок. Да и не только нас, всю Россию не подведи.   

…Пролетели да мои года,
Как по речке полая вода.
Пролетела моя младость, прошла, прокатилася,
Как по речке белый лебедь проплыла и скрылася.

 

Алена Повалюхина 
Фото автора и Екатерины Веселиной
 
Досье
Mini

Анастасия Ивановна Ивонина

Анастасия Ивановна Ивонина. Родилась 27 ноября 1929 года в селе Никольском Воробьевского района Воронежской области в крестьянской семье. С 1931 года по 1984 годы работала в колхозе.

Вокальные способности она унаследовала от родителей. Пела с детства: сначала в школьном хоре, затем в хоре сельского клуба.

После окончания Великой Отечественной войны Анастасия Ивановна ежегодно участвовала в концертах не только в Воробевке, но и в Воронеже, за что неоднократно была награждена почетными грамотами.

В пятнадцать лет она познакомилась с руководителем Воронежского русского народного хора Константином Массалитиновым и Марией Мордасовой. Они приглашали ее петь в хоре, но девушка не поддалась на уговоры. До сих пор Анастасия Ивановна поддерживает дружеские отношения с народной артисткой России, исполнительницей народных песен Екатериной Молодцовой.

Награждена дипломом лауреата I степени «За популяризацию народных песенных традиций Воронежского края и исполнительское мастерство имени народной артистки СССР М.Н. Мордасовой»; дипломом лауреата «За творческие достижения в Днях культуры районов области»; дипломом лауреата II Всесоюзного фестиваля народного творчества; дипломом Межрегионального фестиваля сельской художественной самодеятельности «Солнцеворот»; дипломом за участие в III Всероссийском молодежном фольклорном фестивале традиционной казачьей культуры «25 лет ансамблю Станица»; дипломом за участие в VII Всероссийском фестивале «Русь песенная, Русь мастеровая».
За свои труды в 2002 году приказом Министерства культуры РФ Анастасии Ивановне Ивониной была вручена премия «За заслуги в развитии народного творчества». В 2006 году она стала лауреатом национальной премии «Душа России». Вошла в десятку лучших, опередив более ста пятидесяти других кандидатов. Именно эту награду певица называет самой ценной.

Сейчас Анастасия Ивановна на пенсии, занимается домашним хозяйством, разводит кур, ухаживает за огородом, при этом охотно участвует в различных фестивалях.

 

Мой мир
Вконтакте
Одноклассники
Google+